Главная » 2016 » Январь » 22 » Арно Бабаджанян. Армянский акцент в большой музыке
11:01
Арно Бабаджанян. Армянский акцент в большой музыке
22 января исполняется 95 лет со дня рождения выдающегося армянского композитора Арно Бабаджаняна. Прошел почти век, но музыка Бабаджаняна - энергичная, самобытная, трогательная - продолжает звучать, восхищая миллионы людей. Композитор обрёл огромную популярность как песенник, успешно сотрудничал с Робертом Рождественским, Евгением Евтушенко, Леонидом Дербенёвым, Андреем Вознесенским, Муслимом Магомаевым и многими другими.
Новости Армении – NEWS.am подготовил список мудрых, местами ироничных и откровенных цитат маэстро (фоторепортаж).
Я никогда специально песни не сочинял. Песня сама ко мне приходит.
Самый главный судья - народ. Его ничем нельзя обмануть. Часто бывает, пишешь произведение, тебе кажется, что оно должно быть хорошим, но последнее слово говорит народ. И если песня не понравилась, значит, ты не вложил много сердца в эту работу.
Любовь народа всегда нужно оправдывать.
Нет преград для большевиков.
Композитор должен быть убежденным человеком. Убежденным в своей правоте.

С женой - Терезой
Я всегда писал камерно-симфоническую музыку. Когда меня спрашивают, какая песня была моей первой, я говорю: «Песня первой любви». Это был мой первый опыт написания музыки к фильму. (фильм «Песни первой любви» - прим.ред.) Я помню, я был на концертах в Томске, и там по улице шли девушки и пели: «Где б ни был я, но ты всегда со мной, мой Ереван». Мне так приятно стало. Не потому, что это я написал эту музыку, а потому, что в Томске пели о Ереване. 
Быть пианистом и композитором – разные вещи. Разные дарования. Я знаю много ребят, музыкально очень одаренных. У них абсолютный слух, они все быстро улавливают и прекрасно играют, а вот композиторского дарования у них нет. Компоновать вот...понимаете? Уметь большие пласты, большие мысли соединять и делать композицию.
Я когда играю прелюдии Рахманинова, у меня такое впечатление, как будто я играю свою музыку. Я так их люблю.  Вообще Рахманинова в моей жизни всегда было много.  Он сыграл большую роль в становлении меня и как пианиста, и как композитора.

С сыном - Араиком
Когда я пишу песни, я совсем другой человек. Как будто сажусь на другие рельсы. В другую комнату вхожу.
Я был бы счастлив, если бы меня разделили пополам. Одна половина писала бы музыку, другая - играла бы на рояли.
Меня часто спрашивают, какие из ваших песен вам больше всех нравятся. Я говорю: «Ни одна песня мне не нравится. Мне нравится та песня, которую я еще не сочинил». Но какие-то песни были для меня этапными в жизни.
У меня такое требование к песне, чтобы она не была только развлекательной. Развлекательная песня, может, тоже нужна, но я стараюсь писать такие песни, чтобы они несли в себе какой-то смысл. Чтобы они были понятны всем. Шли из сердца.
«Ноктюрн» я как песню сделал.  И подумал, дай я ее сам спою, не голосом, а пальцами.  На рояли.  Это песня без слов. Слова – это великая вещь. Но песня сама по себе должна быть независимой от них. Вот  у Мендельсона были замечательные песни без слов. Это потому что качество музыки было настоящим.

С родителями
Невольно вспоминается Арам Ильич Хачатурян. Когда мы были молодыми композиторами, он говорил: «Ребята, любите свою народную музыку. Всегда ею пользуйтесь. Это вас сделает непохожими на других. Вы будете самобытными, если, конечно, у вас, есть еще самобытный талант».  Он все время это повторял.
Я вспоминаю такой эпизод. Пришел к нему домой. Он у сестры двоюродной жил. Я зашел. Арам Ильич сидел и какой-то дядя. Арам Ильич сказал։ «Сиди тихо». Я сел в углу. А этот дядька, значит, играл на дудуке. Я потом узнал, что это был маэстро Маркар. Он играл, а Арам Ильич записывал мелодию: он собирал материал для балета. Потом маэстро сыграл одну вещь Саят-Новы, и Арам Ильич перестал записывать .  Я тоже заворожено слушал. Когда он закончил, Арам Ильич повернулся ко мне и сказал: «Какая гениальная мелодия, а! Вообще как такую мелодию сочиняют?».

С композитором Арамом Хачатуряном
Я сидел дома, у рояля, когда мне сказали, что Арама Ильича больше нет. Мне не захотелось ни Шопена, ни Рахманинова, я почему-то сыграл ту мелодию Саят-Новы. И в благодарность Араму Ильичу решил на ее основе написать пьесу для фортепьяно, она называется «Элегия памяти Арама Ильича Хачатуряна по Саят-Нове». Вот я теперешний человек, а Саят-Нова – средневековый поэт, вместе будем скорбеть о великом нашем соотечественнике.
Большую часть жизни я прожил в России. Около 40 лет. И до сих пор мой акцент армянский не изменился. Вот такой же акцент армянский в моей музыке. Дух армянский.

С Добронравовым, Шостаковичем, Плисецкой, Пахмутовой на Севане

С поэтом  Робертом Рождественским и певцом Муслимом Магомаевым

С виолончелистом, дирижером Мстиславом Ростпроповичем

С маршалом Советского Союза И.Х. Баграмяном

С балериной Майей Плисецкой
Фотографии из семейного архива композитора предоставил агентству Араик Бабаджанян, певец актер, президент Фонда памяти Арно Бабаджаняна. 
Поделитесь новостью:
Категория: Армения | Просмотров: 262 | Добавил: Admin --> | Рейтинг: 0.0/0

Похожие новости

Всего комментариев: 0
avatar